«Самое адское — когда понимаешь, что в квартире даже нечего забрать…» Откровения судебных приставов

Каково это — быть судебным приставом? Сложно ли забирать у людей последнее? И как построен их рабочий день? Корреспондент «Новой газеты» провел утро с судебными приставами, разыскивающими должников по алиментам. Мягко говоря, такой работе не позавидуешь. 

Утро начинается не с кофе

Судебные приставы стараются выйти на работу пораньше. Это происходит потому, что застать должника дома удается либо «спросонья», либо ближе к 10 вечера. Ночью навещать должников нельзя — не положено по закону. Вместе с журналистом судебные приставы идут в один из районов Москвы —  общаться с должниками алиментов, которые не платят больше двух месяцев. У некоторых уже миллионные долги.

Елена и Безирген — приставы-исполнители, оба одеты официально — в служебную форму, в руках чемоданы, внутри — исполнительные производства на сегодняшних должников. Вместе с ними работает охранник, одетый в специальную экипировку. Сверху на нем жилет, а сзади на поясе наручники и резиновая дубинка. Как рассказывают приставы, агрессия встречается. Особенно если человек пьяный или под наркотиками. Вспоминают даже случай из Хабаровска, когда судебный пристав чуть не лишился руки — должник набросился на него с топором.

Первые сложности

Одно из самых сложных препятствий — это попасть внутрь подъезда. Елена и Безирген смеются, что ключей от всех дверей Москвы у них нет. Приставы начинают поиски кодов в квартиры. На улице еще темно, приходится светить айфоном по стенам вокруг двери. Если такая тактика проваливается, приходится ждать первого, кто выйдет из подъезда. Ну, или звонить прямо в квартиры.

Елена по очереди подбирает коды, спустя пять попыток попадаем на сонный голос: «Приставы? Зачем? Ужас какой!» Елена успокаивает в домофон, что они не к нему, а к соседу по лестничной клетке. Дверь открывается. Дальше остается только угадать этаж и позвонить в нужную квартиру. Чаще всего, объясняют приставы, на них реагируют с ужасом: первое, что человеку приходит в голову, — его сразу повезут в тюрьму. Как объясняют приставы журналисту, люди часто путают приставов с коллекторами, что в корне неверно. Дверей никто не выбивает и силу не применяет.

Но и коллекторам дело могут отдать. Если сам взыскатель хочет передать дело коллекторам, то он пишет  заявление, отзывает исполнительный документ и сам уже всем занимается. Только тогда судебные приставы отходят от дела.

Общение с должником

После звонка в дверь приставы стоят тихо и вслушиваются в шевеление за дверью. Если человек не открывает полминуты, в дело включается Артем. Он со всей силы отстукивает кулаком в дверь: «Откройте! Приставы!» За ней вдруг слышно: «Открываю, подождите». Общаться с приставами выходит пожилой мужчина, который оказывается отцом должника.

Говорит, что не общается с сыном около года, где тот проживает, не знает, и телефона у него нет: «Я ему сто раз говорил, что же ты делаешь-то?» — объясняет Иосиф Иванович. Приставы верят. Говорят, что если сын появится, пусть сразу позвонит. Но вообще их дальнейшие действия — выходить на место работы.

Екатерина рассказывает журналисту, что некоторые прячут должников в диванах и холодильниках: «Очень часто бывает: звоним в дверь, никто не открывает, а потом выходим из подъезда, а он стоит и из окна на нас смотрит». При этом судебные приставы без решения суда не имеют права выламывать дверь.

— Как-то открыла мне женщина, вторая супруга нашего должника, — вспоминает Екатерина. — Она говорит: его дома нет. Я начинаю с ней говорить: «Вы понимаете, что можете оказаться в той же ситуации, он от вас уйдет и не будет платить алименты. Вам понравится? Вот первая супруга страдает». Она, конечно, начала его защищать, потом когда я начала уже говорить из серии: «Он так же уйдет от вас», он вдруг из ванной в одном полотенце выскочил и начал наезжать на меня, говорит, мол, «что вы тут моей жене говорите?» Как психологи тоже работаем!

Семь квартир за утро

За одно утро судебные приставы успевают обойти семь квартир, но не находят ни одного должника. Приставы уверяют — такого не было очень давно. Зато сами удивляются, что сразу двое из семерых, как сообщили их родители, уже отбывают наказание в тюрьме. При этом приставы не получают эту информацию предварительно, только постфактум отправляют запрос в МФЦ. Говорят, что эффективнее пройтись по квартирам, чем ждать ответа из госучреждения.

Если подтверждается, что должник в тюрьме, то арест накладывается на зарплату, которую он получает в колонии. «Знаете, какие у них там хорошие зарплаты? До 10 тысяч! — восклицает Екатерина. — А если он там не захочет работать, мы отправим постановление, и его обяжут работать — от ответственности за алименты в тюрьме не спрячешься».

В тюрьму большинство неплательщиков попадает за мошенничество. При этом самое страшное лично для нее — не случаи, когда человек в заключении, а когда у должника совсем нечего забирать. В июне этого года Федеральная служба судебных приставов (ФССП) составила портрет типичного неплательщика по алиментам: это мужчина от 30 до 42 лет, «молодой и трудоспособный», который не платит не потому что не может, а просто не хочет. Екатерина говорит, что по ее практике, у большинства просто нет денег, работы, даже дома уже ничего нет, хотя человек, может быть, и хотел бы платить, да нечем:

Самое адское — когда ничего нельзя забрать, в квартире опечатать в счет долга нечего. У женщины (которая должна перечислять деньги в дом ребенка) отключен газ, свет, канализация. В квартире огромные крысы бегают, тараканы. И еще долг по коммуналке около миллиона рублей висит, какая это жизнь? Это реально тупик, уже и на биржу труда за ручку ведешь, не знаешь, что предпринять, чтобы человек вышел из этого состояния. Одно дело, когда они скрываются. Всегда есть счета, квартиры, машины, на которые наложить арест. А тут… Ну вот привлечем — и что от этого? Кому жить станет лучше?

Судебные приставы объясняют, что привлечь женщину могут как раз по доработанной в 2016 году 157-й статье Уголовного кодекса. На прошлой неделе Минюст сообщил, что доработал закон об изъятии единственного жилья у должника — обсуждение этого закона ведется уже несколько лет. Сначала предлагалось, чтобы процедура действовала, если материальные обязательства превышают 5% от стоимости квартиры. Сейчас же Минюст предлагает отбирать жилплощадь у алиментщиков с «роскошным жильем». «Роскошность» определяется лишь площадью — более 36 кв. метров на человека. В случае процедуры банкротства, при наличии долга более чем в 200 тысяч рублей — должник окажется без крыши над головой.

Источник: novayagazeta.ru

 

Источник: gubdaily.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Фальцевая кровля ruukki classic

Надежные и качественные станки для производства фальцевой кровли Jouanel

bauprofil.ru

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.